Serik Kulmeshkenov

f r e e l a n c e g r a p h i c a r t i s t

Жизнь

 Такое случалось во все времена и в разных странах. Не знаю как часто и в каком масштабе...

Этот случай охватил лишь небольшой участок земли от устья реки Н. до города М. Возможно действие и последствие имело более широкие границы.


...Активные боевые действия.

  Снаряд, с гулом летевший в сторону противника по пороховому небу, вдруг замер и прервал полёт. Встречные снаряды и тысячи жужжавших мухами свинцовых пуль сделали то же самое. Боевые заряды уже приблизившиеся к моменту восклицания «Вот тебе! Получай!», преодолев инерцию движения, отложили моменты оглушительных взрывов и также застыли.

Прекратились лязги гусенниц, звуки вращения рукояток наведения орудий, мат офицеров на обоих языках (возможно всего на одном, если это была гражданская война)... Сержант, замахнувшийся на побледневшего новичка, оставил кулак в той же позиции. Повар, с головой влезший в нутро полевой кухни, перестал двигаться ни во внутрь, ни назад. Тщедущный майор, ачальник снабжения, оказавшись как раз под весом супруги командира части, был вынужден замереть как попавший под танк... Звуки точек и тире замерли в эфире и ждали продлжения горячей пунктуации.

Однако птицы пролетавшие мимо или над продолжали движение... Кукушка где-то обещала многие лета всем верящим и слышащим... Дубравы шелестели гривами крон и им подпевали тонкие писки голодных птенцов в гнёздах. Пел соловей, было слышно пение дроздов... Белки завивали спирали вокруг стволов, звеня острыми коготками по коре. Природа звучала, двигалась. Только два оленя, сцепившись рогами в борьбе за молодую лань, так и остались в том положении. Ну, просто памятник в зоологическом музее.

- Что? Что ты сказала? – спросил он.
-Я-а... Я.. согласна.. – в волнении повторила веснушчатая девушка.

И опять покрылась цветом смущения и надежды.

Природа сверкала, шумела, двигалась. Война выжидала...

- Согласна за меня замуж?! – он был покрыт противоположным цветом. – Нет. Этого не может быть! Прощай...

Снаряды стремительно продолжили свои маршруты. То там, то тут раздавались «Вот тебе! Получай!», а вослед громопылающие вздыбы земли. Свинцовые мухи готовили пищу для живых мух. Повар так и остался недвижным и над ним уже кружились зелёные мухи... Новичок, выплёвывая зубы и матерясь, таскал снаряды к орудию.  Майор огромным усилием низвёрг с себя жену командира и активно отдыхал сверху. Точки и тире заменили пение всех птиц, коих до этого уже заглушили прочие летающие обьекты войны. Кукушка остановила свой прогноз на счёте 18. Только олени продолжали крушить друг друга... Жизнь продолжалась.

4 декабря 2009 г.

Муляк или не муляк?

 Лентикалось... Бунзики тихо шлямкались о стекло.  В уютной шлирке разные люди вынзекурлились уже не первый лум. Может лумов 5-6, а то и все 8... Никто не засекал.  Из угла в угол по периметру шлирки двигался Викрёкла, бледный как блед, держа в руке желтовато-восковый жунжил и вулясил в нос:

- Муляк или не муляк? Вот в чём мурсяк... 

Пачай стоявший в центре шлирки в расстёгнутой маршастёрке, вдруг схватил вулявку и со всего хмыса лямдигнул об пол. Вулявка с грохотом размулявилась.  Викрёкла от неожиданности выронил жунжил и тот, частично размулявившись, покатился в сторону Пачая.

- Сахандр Докамудский конечно гупук – произнёс Викрёкла – но зачем же вулявки размулявливать?!

Пачай хмуро валтысал... Подошёл Пекка, правая макира Пачая и преданно рынзея ему в буляськи спросил:

- СивАлий Чиван, а ты мог бы хамдить зальзагом?

Пачай поднял буляськи и тихо, но уверенно свалындрил:
- Запросто!
- А.. загзалем?
- И загзалем тоже.
- А-а... всеми загзалями и зальзагами?!..
- Нет, Пекка... Шнырсиков не знаю...

На стене шлирки появилась тень отца Викрёклы и завалындрила:
- Айс дельпиндявился, господа афсигеры!  Аклюхасить парадом мулячу я!
К тени подбежал тёзка Сахандра, сорвал с чунуга кепку и его рыжие дунчики дико завянзиляли в разные стороны. Он завопил:
-« Командор, возьмите меня с собой! Я мулячу вам башмаки члинсять!»– буляськи мОлодца горели тем же рыжим огнём, бросая светлые фяфы на стрелки чмуга. На чмугах было уже 7 лумов. Лентикалось сильнее... Тень отца Викрёклы совсем взямкалась в наступившую лентикаль.  Викрёкла шлемяндрился по полу шлирки и искал укатившийся жунжил... Иногда он напыркивался на вулясившего Пекки, который мучал Пачая своими мурсяками:
- СивАлий Чиван, а ты за лымпиков аль за вымликов?..

Пачай ничего не валындрил и сожалел что под его макирой нет увесистой вуляки чтобы завулявить Пекку.

16 мая 2009 ь.